Как победить рак груди: советы женщин, у которых болезнь в ремиссии

Сильные, волевые, бесстрашные — наши героини именно такие. С каждой из них в свое время случилось чудо, если чудом можно считать упорное стремление выстоять, выздороветь, продолжать жить полноценно, ярко, счастливо.

Болезнь изменила этих женщин, заставила иначе взглянуть на близких и мир вокруг и пересмотреть приоритеты. Теперь в их числе — помощь другим, распространение информации о проблеме и стремление «заразить» окружающих своим фантастическим, всепобеждающим желанием жить.

Как победить рак груди: советы женщин, у которых болезнь в ремиссии

До болезни я жила обычной жизнью. Семья, друзья, работа, поездки — все как у всех. И тут жизнь разделилась на «до» и «после». Нельзя сказать, что раньше не было проблем со здоровьем — были, конечно. Но о такой беде даже подумать не могла.

Друзья устроили меня в хорошую клинику; я прошла операцию, химии. И начала жить заново, с чистого листа! Я вдруг обратила внимание на окружающий мир, по-новому открыла его для себя.

Голубое небо — это потрясающе; цветущие цветы и деревья — чудо; зеленая трава и желтые одуванчики — необыкновенно! Все чудо и нестерпимое счастье, все, что я считала само собой разумеющимся, могло закончиться в любой момент.

Я поняла, как прекрасна жизнь и как я хочу жить.

Моя опора — семья и друзья. Родители ежедневно навещали меня в больнице, выхаживали после химии. Муж с сыном взяли хозяйство на себя, ведь от меня было мало толку.

Родные и близкие каждый день вселяли в меня надежду и давали понять, что не отдадут меня на растерзание болезни. Я поняла, что не могу подвести дорогих и любимых людей, которые столько труда и души вложили в мое скорейшее выздоровление.

Я просто не имею права обмануть их ожидания и должна все вынести.

Болезнь помогла мне понять, что нужно ценить каждый миг, любить родных и близких и каждый день им об этом говорить

Я сразу настроила себя на нужный лад и знала, что с этого пути не сверну, как бы плохо ни было. Не раскисать! Жалость разрушительна и неконструктивна.

Все проходит, пройдет и это! Лысая голова и лицо без бровей и ресниц, которое ты, как дымковскую игрушку, каждый день расписываешь косметикой, забудутся очень быстро.

Сейчас я каждый день принимаю препараты, снижающие вероятность рецидива, и надеюсь, что болезнь не вернется…

Болезнь помогла мне понять, что нужно ценить каждый миг, любить родных и близких всей душой и каждый день им об этом говорить. Радоваться жизни, «черпать» ее полной ложкой! Пробовать все, что раньше даже не приходило в голову.

Заблуждение, что жизнь заканчивается при постановке диагноза. Да, жизнь скоротечна, и надо наполнить ее интересными людьми и событиями. Болезнь свела меня с огромным количеством прекрасных сильных женщин, с которыми мы познакомились в больнице, в диспансере, на многочисленных встречах Ассоциации онкологических больных «Здравствуй!».

Мы принимаем участие в разных проектах, призванных обнадежить женщин, получивших онкологический диагноз, настроить их на лечение. Вместе с другими женщинами из ассоциации «Здравствуй!» я участвовала в проекте «Поднимите руки!», который призывает женщин не опускать руки, а продолжать жить полноценной жизнью, любить и радоваться жизни.

Как победить рак груди: советы женщин, у которых болезнь в ремиссии

Одиннадцать лет назад у моей мамы при очередном обследовании обнаружили рак молочной железы. Сказать, что я испугалась, — ничего не сказать.

Главное было — не дать испугаться маме, поэтому я все делала очень быстро: уже через неделю ее прооперировали у лучших врачей. За операцией последовала химия.

Я проходила с мамой все курсы, постоянно держала за руку и восхищалась ею! Она не позволяла себе ходить ненакрашенной, носила красивые парики и шапочки.

Врачи предупреждали, что я в группе риска, но я надеялась перехитрить рак: я же такая умная, такая грамотная! Стала каждые три месяца обследоваться у профессоров и академиков, надеялась поймать рак на ранней стадии, чтобы не проходить через те ужасы, что моя мама. Но, говорят, «если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах». Несмотря на все мои старания, через шесть лет после того, как я вылечила маму, у меня обнаружили рак, причем не первую стадию.

https://www.youtube.com/watch?v=5Qi0GLehL24

К тому моменту я знала об этой болезни очень многое. Знала, что многие выживают и живут полноценной жизнью долгие годы. Но лишь когда мне поставили диагноз, я поняла, что чувствовала мама. Особенно страшно было в первый месяц, пока шли обследования.

Со мной постоянно были муж и дочка, не оставляли меня ни на минуту. А я для себя решила: если скажут, что шансы есть, — сделаю все, чтобы вылечиться.

Если шансов мало — не буду даже вступать в борьбу, умру молодая, красивая, стройная, с длинными волосами…

Через месяц пришли результаты обследования: шанс есть. С этой минуты во мне что-то переключилось: я решила — буду жить. За три часа до операции поехала в салон, где мне сделали шикарную прическу.

Моей бабушке 90, маме — 72, мне — 50, всем нам когда-то поставили диагноз «рак», но все мы живы и счастливы

После операции рядом со мной все время был муж, постоянно приходили друзья, приносили цветы и сладости. И мне было так хорошо, будто я родила! По коридорам онкоцентра ходили измученные люди с синяками под глазами, и мне так хотелось всех утешить, приободрить.

Я заходила в палаты, знакомилась со всеми подряд, пыталась развеселить. Врачи говорили: «Ты будешь примером для тех, кто боится лечиться и не хочет жить». Операций мне сделали уже много, и на каждую я иду, как на праздник.

Это новый этап, еще один шажок к выздоровлению.

Моя жизнь всегда была насыщенной: я поменяла массу специальностей, работала в разных странах. Рак изменил мои приоритеты: вместе с Ириной Борововой мы создали организацию «Здравствуй, будем жить».

Мы решили объединить женщин с раком молочной железы не только в Москве, но и по всей России, поддерживать их и на своем примере показывать, что рак — еще не приговор, и что, даже если, как говорит Ирина, «жить осталось два понедельника», надо прожить их достойно, ценя каждую минуту, каждый день.

Сегодня я могу точно сказать, что счастлива каждый день. Раньше я не замечала, как меняются времена года, а сейчас рада и слякоти, и дождю, и снегу. Я постоянно встречаюсь с людьми, веду чаты, прихожу в больницу как волонтер и поддерживаю тех, кому только что сделали операцию. Объясняю, что не нужно бояться болезни — с ней можно жить, быть счастливым и приносить другим пользу.

А еще — что чудеса случаются. Моей бабушке 90, маме — 72, мне — 50, всем нам когда-то поставили диагноз «рак», но все мы живы и счастливы — чего я и желаю всем, кто прочтет эти строки.

Как победить рак груди: советы женщин, у которых болезнь в ремиссии

В тот момент, когда мне поставили диагноз, я жила совершенно обычной жизнью: меня ничего не беспокоило, мы с дочерью собирались в санаторий и сдавали анализы. Оказалось, в крови зашкаливали эритроциты — это и стало отправной точкой поиска болезни. Через полтора месяца «враг» был найден: рак молочной железы.

Диагноз в корне меняет взгляд на действительность. Ты пытаешься спасти свою жизнь и начинаешь иначе относиться к близким и к миру. Болезнь становится своего рода фильтром: внезапно отсеиваются некоторые люди, которых ты считал настоящими друзьями. Не все готовы поддерживать, помочь преодолеть трудности.

Многие пациентки остаются одни: их супруги оказываются не готовы к таким тяжелым испытаниям. К счастью, со мной такого не случилось: муж и вся семья очень меня поддержали.

Это заставляло меня двигаться, вести привычную жизнь, искать силы и возможности, чтобы продолжать выполнять «работу» матери многодетного семейства.

Что не помогало, так это пустые фразы «Ну, ты держись!», «Давай, мы с тобой!», «Терпи» и бесконечные советы попробовать нетрадиционные методы лечения (пить чагу, керосин, водку с солью).

Отказываться от медицинского вмешательства и выбирать исключительно нетрадиционные методы — путь в никуда, и большинство тех, кто его выбирает, погибает. Казалось, еще немного — и я начну грубо отвечать на такие предложения даже близким людям.

Но я понимала, что они искренне хотят помочь, а батюшка, к которому я обратилась за поддержкой, сказал, что болезнь дана нам не в наказание, а в испытание. Так что моей задачей было пройти это испытание достойно.

Очень важно быть в курсе того, что происходит в медицине, узнавать о рабочих схемах лечения из первых уст

Тем, кто только начал лечение, важно знать, что шансы на выздоровление есть, что благодаря медицинским вмешательствам можно войти в стойкую ремиссию. Знакомясь с теми, кто выздоровел, проще уверовать в успех.

У меня таких примеров не было, и это помогло мне принять идею возможной смерти. Я рассуждала так: умирание — биологический процесс, никто из нас не знает, сколько ему отпущено.

Я просто включилась в процесс терапии, относилась к нему так же, как к лечению кашля, насморка или ангины, и выполняла все назначения врачей.

Истина, которую я вынесла из своей истории болезни, такова: важно лечиться, стремиться выздороветь и помогать другим. Важно, чтобы все мы максимально включилась в борьбу с раком.

Каждый может делать то, что ему по силам: один — бросить курить, другой — перечислять хотя бы сто рублей из зарплаты на исследования, третий — привлекать внимание других к этой проблеме.

У многих из нас болезнь нашли случайно, она еще никак себя не проявляла, поэтому так важно регулярно проверяться, чтобы обнаружить рак на самой ранней стадии.

Когда я лежала в отделении химиотерапии на Каширском шоссе, профессор Тюляндин предложил создать ассоциацию пациентов.

И когда после длительного лечения я осознала, что жизнь продлена, то решила, что это для какой-то глобальной цели.

Ею стала Ассоциация онкологических пациентов «Здравствуй!», объединившая общественников, активистов, представителей разных профессий, идеологий, пола и возрастов, которые помогают друг другу.

Очень важно быть в курсе того, что происходит в медицине, узнавать о рабочих схемах лечения из первых уст. Так, после операции мне назначили четыре приема таргетного препарата, но, чтобы предотвратить образование метастазов, принимать его нужно не меньше года.

Об этом я узнала на научно-практических конференциях, в школе пациентов, на группах взаимопомощи. Пришлось доказывать, что годичная схема приема мне жизненно необходима.

Таргетные препараты бьют точно в мишень, не разрушая весь организм, и у пациентов должна быть и информация о таких препаратах, и возможность их получить.

Но главное — даже при очень тяжелой стадии нельзя опускать руки: никогда не знаешь, какую таблетку или метод лечения изобретут завтра. Нужно бороться до последнего. Уже сегодня есть огромный спектр препаратов, которые позволяют даже больным с метастазами прожить еще 5-10 лет. Это колоссальный срок, и за это время могут открыть что-то новое.

Как победить рак груди: советы женщин, у которых болезнь в ремиссии

Часто на приеме я слышу, что, услышав диагноз, пациент испытал шок и буквально животный страх.

У многих из нас действуют психологические механизмы защиты: они позволяют думать, что такое может случиться с кем угодно, только не с нами или с близкими нам людьми. Диагноз рушит эти защиты, и справиться с этим тяжело.

Очень важно, кто и как преподнесет информацию. К сожалению, у врачей в России не хватает времени для пояснений, и сама культура психологической помощи пациенту при постановке диагноза не развита.

Услышав страшную новость, одни пациенты думают, что одолеть болезнь не удастся, а значит, жизнь кончена.

Читайте также:  Справочная информация про плоскоклеточный рак пищевода

Не имея четкого алгоритма действий, они заранее сдаются и теряют драгоценное время, когда у лечения есть все шансы на успех и можно избежать многих неприятных последствий.

Другие, напротив, начинают хвататься за самые ненадежные «соломинки»: обращаются к тем, кто предлагает исключительно нетрадиционные методы лечения, и, опять же, упускают время.

Что важно сделать? Во-первых, постараться мобилизоваться, найти круг поддержки — супруга, близких родственников, друзей, которые зададут правильный настрой. Во-вторых, как можно скорее определиться с клиникой, где будет проходить лечение и дополнительное обследование, если потребуется уточнить диагноз.

Важно, чтобы больной и его близкие еще в самом начале пути обратились к психологу и присоединились к группам поддержки

Пока пациент в стрессе, важно, чтобы врач дал ему максимально четкие рекомендации, подробно объяснил, что его ждет в больнице, как будет проходить лечение, обозначил хотя бы примерные сроки и возможные варианты развития событий. Все это значительно улучшает психологическое состояние больного.

Если пациенты своевременно получают исчерпывающую информацию по терапии и восстановлению, результаты лечения оказываются значительно выше, чем при механическом следовании протоколу. Важен четкий план, который можно выполнить, пусть даже с отклонениями и задержками.

С ним человек чувствует себя увереннее.

Очень важно, чтобы больной и его близкие еще в самом начале пути обратились к психологу и присоединились к группам поддержки.

По работе в центре «Вместе» я вижу стремление людей общаться с теми, кто оказался в схожей ситуации, понимать, что они не одиноки, помогать друг другу.

Подобные группы, которыми руководит опытный психолог, часто оказывают серьезную поддержку на протяжении всего пути болезни и выздоровления.

  • Постарайтесь не провалиться в состояние глубокого горя и не начать раньше времени оплакивать родного человека.
  • Помогите составить список действий на ближайшее время и сформулировать долгосрочные планы, чтобы больному было к чему стремиться.
  • Если близкому необходимо выплакаться и выговориться, дайте ему такую возможность. Будьте рядом, обнимайте, не стесняйтесь собственных слез.
  • Старайтесь уделять человеку столько времени и внимания, сколько сможете.
  • Не злоупотребляйте вопросами «как дела?», «какие новости?» — лучше отвлеките, расскажите что-то из своей жизни (но, если человек захочет говорить о болезни или лечении, внимательно слушайте).
  • Не пытайтесь уйти от неприятных тем и «излишних» подробностей, сочувствуйте и поддерживайте.
  • Если понимаете, что близкому нужна финансовая помощь и вы можете ее оказать, аккуратно предложите ее.

Ядро программы «Поднимите руки» — сайт, содержащий всю необходимую информацию для женщин, которые хотят узнать больше о раке молочной железы и о том, где и когда можно пройти бесплатное обследование и получить консультацию специалиста.

На сайте есть раздел и для тех, у кого это злокачественное новообразование было обнаружено.

В нем можно узнать о современных методах лечения и реабилитации, получить психологическую помощь и прочитать истории пациентов, которые не опустили руки, успешно борются или уже победили болезнь.

Советы от медсестры, которая вылечилась от рака молочной железы без онкологов. история марсель пик. — болетьнебуду

boletnebudu · 19 февраля, 2020

Как победить рак груди: советы женщин, у которых болезнь в ремиссииМарсель Пик — интегративный практикующий акушер гинеколог, автор нескольких книг, лектор, входит в консультативный совет института Гоффмана (Hoffman Institue), является советником по медицинским вопросам в журнале Healthy Living Magazine, преподает в Институте функциональной медицины и является соучредитель клиники Women to Women clinic в городе Ярмут, штат Мэн, США. В своей клинике Марсель фокусируется на интегративном подходе к лечению болезней. Она не только лечит болезни, она помогает женщинам предотвращать их развитие.

В 2008 году Марсель был поставлен диагноз — инвазивная трубчатая карцинома протоков, то есть рак молочной железы. Марсель отказалась от традиционного лечения и не просто осталась жива, а полностью вылечилась без химиотерапии, лучевой терапии и операций!

Далее информация предоставлена из интервью Марсель, в котором она рассказывает о том, почему отказалась от традиционных методов лечения рака, что каждой женщине необходимо знать о маммограммах и гормонозаместительной терапии.

Истоичники возникновения рака

  • Стресс является одним из основных причин развития рака. Стрессы и токсичная обстановка на работке, ужасный начальник, сложные взаимоотношения с близкими людьми, потеря работы, потеря близкого человека, развод – все эти обстоятельства являются источниками больших стрессов и могут привести к развитию злокачественного заболевания. Стресс повышает уровень кортизола в организме, негативно сказывается на работе щитовидной железы, приводит к сбоям в работе гормональной системы, ухудшает работу пищеварительной системы.
  • Образ жизни очень сильно влияет на развитие злокачественных заболеваний. То, как вы питаетесь, спите, занимаетесь ли спортом, как часто, в какой экологии живете – все эти факторы оказывают непосредственное влияние на развитие злокачественных заболеваний.
  • Сахар влияет на развитие и распространение рака. Сахар кормит злокачественные клетки. Если вы больны раком или были им когда-либо больны и продолжает есть сладкое и мучное, вы в зоне повышенного риска.
  • Гены являются причиной развития рака, а также сниженная работа иммунной системы, пестициды.
  • Вирус папилломы человека является одним из факторов развития рака шейки матки. Но когда вы меняете свое питание, добавляете витамины группы В, сульфорафан, DIM и индол-3 карбинол, это само по себе меняет экспрессию генов.
  • Продолжительные негативные состояния, такие как злость, гнев, горечь, обиды, непрощение – могут приводить к хроническим заболеваниям и раку в том числе. Когда люди выбирают простить тех, кто нанес им обиду, не держать на них зла, отпустить – они получают невероятную легкость, радость, мир. И все это приходит к ним совершенно бесплатно. Это влияет на биохимию организма.

Врачи и онкопациенты

  • Многим свои пациентам, которые носят в себе гнев, отчаяние, ярость, я просто рекомендую бейсбольной битой бить по подушке. Так выходит пар и им становится легче.
  • Отношение к жизни, принятые решения, эмоции, физическое здоровье – связаны. И очень важно избавляться от негативных и подавленных состояний, они не приносят здоровья.
  • У многих пациентов после постановки диагноза развивается пост-травматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Когда пациент слышит свой диагноз, это настолько травматично эмоционально, что у него развиваются симптомы ПТСР — иммуносупрессия, депрессия, эмоциональная депрессия и даже увеличение метастазирования просто после диагностики.
  • К сожалению, очень мало онкологов готовы рассматривать человека целостно и говорить с ним о подобных вещах. Онкологи ведут себя так, что пациентам кажется, что им просто не повезло, и они заболели раком, что в их жизни не было ничего, что привело бы к болезни. Это неправда. Необходимо понимать биохимию всех этих процессов. Но очень мало онкологов рассказывает пациентам о причинах развития рака, о стрессах, которые ведут к нему, спрашивают, что человек может изменить в своей жизни. Кроме того, очень многие доктора смотрят на пациентов не как на людей, а как на цифры и статистику, не видят индивидуальных людей за цифрами и данными и поэтому общаются с ними довольно бесчувственно и жестоко.
  • У людей часто нет времени осмыслить, что с ними происходит. После постановки диагноза их заставляют моментально соглашаться на операции, химиотерапию, лучевую терапию. Им часто просто не дают времени одуматься, понять, что происходит, что они на самом деле хотят, а ведь у них есть время изучить все эти вопросы. Люди чувствуют себя очень уязвимо в этот период времени. Им нужно принимать много решений, их никто не слушает, не отвечают им толком на вопросы, запугивают. Им нужно найти онколога, с которым им было бы комфортно работать, согласиться на химиотерапию, прием лекарств, но никто им не объясняет, какие долгосрочные последствия для организма несут в себе эти процедуры. Что если рак снова вернется после них?

Постановка диагноза и отказ от традиционной медицины

Я проходила обследование и сделала маммограмму, которая показала, что с мной все в порядке. А потом прошла УЗИ груди, которое выявило опухоль. В тот же день была взята биопсия, которая показала, что у меня инвазивная трубчатая карцинома протоков.

Это все подтверждает ненадежность маммограмм, поскольку они вовсе не так точны, как нам пытаются рассказать врачи, и часто не дают реальной картины.

У меня была редкая форма инвазивного протока, называемая трубчатая. А трубчатый тип рака очень медленно растет.

Когда я узнала диагноз, то приняла решение не ходить к онкологам и не делать то, что они обычно предлагают – лучевую терапию, Тамоксифен (поскольку мой вид рака был эстроген и прогестерон положительный).

Я знала, что если пойду к онкологу, на меня будут сильно давить и мое согласие на стандартные процедуры будет продиктовано исключительно страхом. Я, как врач, обладала достаточным количеством знаний, чтобы отказаться от того, что предложили мне онкологи.

Что марсель делала, чтобы вылечиться

В то время я питалась в основном органическими продуктами, поскольку знала о вреде овощей и фруктов, выращенных обычным путем (когда они удобряются химикатами). Поэтому я знала, что рак в моем организме образовался не из-за неправильного питания, а по эмоциональным причинам.

У меня был очень сложный брак, в котором практиковалось многолетнее эмоциональное насилие по отношению ко мне, а я не разводилась из-за детей и других неправильных причин. У меня шло судебное разбирательство по работе в тот момент. Я принимала большое количество пациентов ежедневно, поскольку была главным кормильцем в семье.

У меня было трое детей, которыми тоже нужно было заниматься ежедневно. Я входила в совет директоров школы, занималась сбором средств на различные мероприятия. У меня совсем не было времени на себя. Я постоянно помогала другим, но совершенно не заботилась о себе. Не делала то, что хотела. Не встречалась с друзьями.

Как я сейчас это называю: «Кормила грудью весь мир и совершенно не заботилась о себе.»

Поэтому для меня главным вопросом был вопрос о том, как начать заботиться о себе. Мне пришлось многое изменить в своей жизни. Многое простить. Отпустить. Основательно покопаться в себе и своих эмоциях и переживаниях. Понять, почему я делала то, что я делала. Продолжить двигаться дальше. Пришлось полностью все поменять.

Я развелась. Начала заниматься спортом, встречаться с друзьями, заботиться о себе. Мы, как женщины, способны делать несколько дел одновременно и нам сложно говорить нет и отказывать другим.

Это на нас плохо влияет. Я начала отстаивать свои права немного лучше, и не испытывать при этом чувства вины. Научилась отстаивать свои границы и не позволять другим нарушать их. Научилась говорить нет.

  • Я также начала еще жестче относиться к своему питанию, стала принимать добавки.
  • Через какое-то время после всех перемен я сделала МРТ, несколько маммограмм и все тесты показали, что мой организм чист.
  • С тех пор прошло 8 лет, у меня больше нет рака, и у меня не было рецидивов.

Советы марсель как врача

Все женщины бояться рака молочной железы, хотя чаще по статистике умирают от болезней сердца. Но грудь для женщин очень важна. Это часть нашей красоты. Ей мы кормим наших детей.

  • Маммограммы очень переоценены. Их, возможно, стоит делать после 50 лет, раз в два года. А сейчас врачи рекомендуют их делать после 40 каждый год. Но у такого частого использования маммограмм могут быть долгосрочные последствия. Если у ваших ближайших родственников (мать или родная сестра) был рак груди, возможно, тогда стоит делать их чаще. В других случаях – нет.
  • В Дании и Швеции были проведены исследования о связи между маммограммами и последующим развитием рака, особенно это касается такого вида рака как ПКИС (протоковая карциона in situ). В Европе, например, такой вид рака никто не считает нужным лечить, поскольку он очень медленно развивается и любые процедуры считаются просто не нужными. А в других странах (в Америке в том числе) его пытаются лечить и очень агрессивно.
  • Также было проведено исследование на выборке из 95 000 женщин, которых наблюдали в течение 25 лет. Оказалось, что если вы ежегодно проходите маммограмму и просто проверяете грудь руками, то результат одинаков, статистика по смертности от этого не меняется, она одинаковая в обоих случаях.
  • То есть агрессивные виды рака вовсе не так часто находят посредством маммограмм. А уж когда находят, то они всегда более агрессивные, чем если их обнаруживают другими видами осмотра.
Читайте также:  Злокачественные опухоли яичников: подробная характеристика видов

ЧТО ДЕЛАТЬ?

  • Проводите регулярный осмотр груди руками. Имейте точное представление о том, что является нормальной тканью молочной железы именно для вас.
  • Убедитесь, что ежедневно принимаете достаточно йода с едой. Если в вашем организме дефицит йода, вам в обязательном порядке необходимо принимать йод, поскольку от йода зависит здоровье груди.
  • Если у вас есть фиброзно-кистозные изменения молочной железы, начните  принимать масло примулы вечерней вместе с рыбьим жиром и йодом в форме морских водорослей или бурых водорослей.
  • Существуют также генетические предрасположенности. Существует 3 различных типа метаболизма эстрогена — в соотношении 2, 4 и 16. Я называю их хорошим, плохим и ужасным типами в своей последней книге. Знайте свой тип и смотрите, все ли показатели у вас в норме или какие-то выходят за рамки нормы. Узнайте, что нужно сделать, чтобы изменить эту динамику, чтобы уменьшить риск рака молочной железы.
  • Изучите, что вам лучше использовать – NAC, DIM или индол-3-карбинол из добавок для регулирования гормонов.
  • Знайте свой риск развития рака груди. Что вы будете делать, чтобы его снизить?
  • Сколько стрессов в вашей жизни? Что вы готовы сделать, чтобы снизить их?
  • Ваши гены не влияют на вашу судьбу, а вот ваш образ жизни, питание, физические нагрузки – они влияют на то, будете вы болеть или нет.
  • Человек может изменить свои мысли, свое питание, свое окружение, свою окружающую среду, чувства, которые он испытывает, может начать принимать добавки, витамины и минералы. Вы не жертва и не должны так себя чувствовать. Ваше здоровье в ваших руках. Своими действиями вы можете изменить экспрессию своих генов.
  • Существуют исследования, которые показывают, что гормоно заместительная терапия повышает риск возникновения рака молочной железы. Это исследование опубликовано Women’s Health Study, оно проводилось на выборке в 16 000 женщин в периоде менопаузы. Результат – увеличенный риск инсульта, тромбоза, болезней сердца и рака молочной железы.
  • Сейчас женщин в период менопаузы, когда они страдают приливами и излишней потливостью, сажают на антидепрессанты и гормоны. Но это неправильно и опасно. Эти симптомы можно снизить изменениями образа жизни, добавками, изменениями в питании. Очень важна работа надпочечников. Если надпочечники страдают от стресса, они не могут вырабатывать всех необходимых гормонов в период менопаузы. Риск болезней сердца в период менопаузы повышается на 21%. Правильное питание – лучшее лекарство. Прекращайте есть сахар в любом виде, ешьте больше растительных белков, употребляйте авокадо, оливки, нерафинированное кокосовое масло. Женщина удивительна в 50, в 55 и в 60 лет. Это новая фаза жизни и к ней надо подходить с умом.

Источник: boletnebudu.ru

Как победить рак груди: советы психолога

Ольга Рожкова, онкопсихолог

Рак молочной железы – не приговор. 94% женщин, которые обращаются к врачу на первой стадии заболевания, выздоравливают. Самое главное – вовремя распознать «врага». Психологический настрой играет решающую роль в том, насколько успешно будет противостояние болезни.

  • Онкопсихология – современное направление психологии, которое исследует влияние психологических факторов на возникновение и течение болезни; специалисты-онкопсихологи оказывают психологическую помощь онкологическим пациентам и их родственникам.
  • Ольга Рожкова — член правления Ассоциации онкопсихологов России, эксперт Благотворительной программы Avon «Вместе против рака груди» отвечает на важнейшие вопросы, связанные с психологией рака груди.
  • Как преодолеть страх перед визитом к врачу, если есть подозрения на злокачественное заболевание груди?

Страх перед таким важным визитом к врачу отнимает силы, парализует и мешает нормально мыслить. Как преодолеть страх — просто подумать о последствиях отложенного обследования.

Человек, не обращающий внимания на себя и своё здоровье, создаёт условия для того, чтобы потом врачи и близкие люди, путём неимоверных усилий спасали его от болезни, забыв про себя и свою жизнь. Старайтесь всегда помнить, что ваше здоровье – это не только ваше счастье, но и счастье ваших родных и близких.

Поэтому обязательно обследуйтесь. Даже при отсутствии симптомов маммография – обязательная ежегодная процедура для женщин старше 35 лет.

Как пережить новость о страшном диагнозе?

Не паникуйте, постарайтесь успокоиться, поговорить с близкими людьми, ведь разделённое горе — уже не горе. Но помните: «У Бога нет других рук, кроме твоих». Поэтому возьмите ответственность за своё лечение и своё состояние на себя. Лечение рака груди – это не только устранение самой опухоли, а решение многих задач одновременно, физических, психологических и социальных.

Во-первых, нужно осознавать, что на борьбу с опухолью направлены передовые медицинские технологии. Их сейчас много и они успешно работают.

Во-вторых, необходимо свести к минимуму факторы, способствующие возникновению онкологических клеток.

Помогут борьба с депрессией, страхом, изменение питания и соблюдение специальной диеты, отказ от вредных привычек, занятия лечебной физкультурой и дыхательной гимнастикой, освоение способов релаксации .

В-третьих, вы не одни в этой борьбе, рядом с вами близкие люди, друзья, врачи и психологи, которые помогут в трудные минуты преодолеть страх и тревогу.

«Я чувствую себя бессмертной»: каково это — победить рак груди

Ежегодно, по данным ВОЗ, от рака груди во всем мире умирает около полумиллиона женщин. Чтобы обнаружить заболевание на ранней стадии, женщинам после 40 лет рекомендуют ежегодно делать маммографию. Елизавета Ангелевич рассказала «Афише Daily», как победила рак

У моей мамы был рак молочной железы четыре года назад. Она сама обнаружила у себя опухоль — уплотнение в груди. Пошла к маммологу в Москве, и когда опасения подтвердились, сразу поехала в Германию. Я тогда жила в Англии, и она ничего не сказала мне о болезни, чтобы я не волновалась. Просто сообщила, что переезжает.

Для нашей семьи в этом нет ничего особенного: мама жила в разных странах, много путешествовала по работе и для удовольствия. Но потом мама переписала на меня все наше имущество. Вот тут я запереживала.

«Мама, что случилось?» — «Я заболела и плохо себя чувствую, мне тяжело сейчас следить за вещами, банковскими делами и работой, поэтому я на тебя все переписываю — сама разбирайся».

Поскольку эта болезнь у всех протекает по-разному, то понятие стадий врачи не применяют. Но можно сориентироваться: есть начальная стадия, когда опухоль до одного сантиметра, потом, когда больше, но еще без лимфоузлов.

Потом вторая А — когда один лимфоузел задействован, вторая Б — это два или три лифмоузла. На третьей поражены все лимфоузлы вокруг. На четвертой появляются метастазы. У моей мамы было предметастазное состояние.

У нее вся грудь была поражена.

Химиотерапия на нее так хорошо подействовала, что опухоль рассосалась. После первой операции ей удалили только маленький кусочек, где была опухоль. Молочную железу не трогали. Но потом на всякий случай решили сделать вторую операцию, и, чтобы рак не вернулся, удалили грудь и поставили импланты. Мне кажется, что они сейчас такого хорошего качества, что и сам человек разницы не чувствует.

Моя мама выздоровела. До болезни она контролировала все: не дай бог выпить лишний бокал вина, не дай бог проспать тренировку в 7 утра. Она никогда себе не позволяла отступать от режима, съесть лишнего. Сейчас она совсем другая — намного раслабленнее и веселее, ей хочется везде ездить и все смотреть.

Диагноз

Мама начала гонять меня на регулярные обследования, и раз в полгода я делала УЗИ. Тогда мне это не нравилось, но теперь я думаю, что обследование надо проходить каждому человеку.

В прошлом году на одном из осмотров у меня нашли опухоль. Маленькую, где-то один сантиметр. Сделали биопсию — это когда шприцем протыкают грудь и берут пункцию из опухоли. В заключении, которое написала лаборатория, опухолевые клетки были, но при этом непонятно, какого типа.

Мама подумала, что российская лаборатория ошиблась. Мы поехали в Германию. Сделали маммографию. Врач сказал, что в моем возрасте (тогда мне было 25 лет) невозможно, чтобы у меня был рак, а вот доброкачественные опухоли — норма. Мы расслабились и забыли об этом на два месяца.

Когда говорят, что у вас рак, то первое чувство: внутри все опускается, мир рухнул. Но потом ничего. Я в этот же вечер сходила на свидание, чтобы отвлечься

В это время я планировала путешествие по миру — год копила деньги, нашла волонтерскую организацию, где должна была преподавать английский. За пять дней до вылета, когда я уже собрала чемодан, мама попросила приехать еще раз в Германию на обследование — для ее спокойствия. Опухоль уже разрослась, рак пошел в лимфоузлы. Врач сказал, что все выглядит очень плохо, — нужно лечиться.

Когда говорят, что у вас рак, то первое чувство: внутри все опускается, мир рухнул. Но потом ничего. Я в этот же вечер сходила на свидание, чтобы отвлечься. Прекрасно провела время.

Потом, когда у меня уже выпали волосы, я сказала этому мальчику: «Прости, я не могу с тобой видеться, потому что у меня уже выпали волосы. Давай увидимся, когда отрастут».

И мы с ним переписываемся раз в месяц, он спрашивает, в силе ли наше свидание.

Как лечат рак

Лечащий врач рассказал мне про наш план. Во всем мире есть только одна химия, которая применяется ко всем больным раком груди. Сперва раз в три недели так называемая EC — это тяжелая химия, ее нужно пройти четыре раза.

Потом раз в неделю на протяжении трех месяцев — таксол. Это уже полегче. Потом делают операцию, закрепляют эффект радиацией. Но все зависит от результатов.

Если химия не работает, то курс прерывается и тебе делают операцию, могут удалить грудь.

Первое, что мне нужно было сделать до начала терапии, — заморозить яйцеклетки, потому что после лечения был риск остаться бесплодной. Две недели я делала себе гормональные уколы в живот. Это не больно, но странно и страшно. Мои яйцеклетки — по ощущениям — росли: у меня живот раздулся, было неудобно ходить.

Потом 15-минутная операция — и готово. После нее за один день я сдала все возможные анализы. Мне вводили контрастную жидкость и сканировали все тело, чтобы увидеть все раковые клетки и есть ли метастазы.

Опухоль пометили металлическими скобами, чтобы затем следить, как она уменьшается, и чтобы, если она от химии рассосется, знать, какую часть ткани удалять на операции.

Химия — это капельница, но ее вводят не в вену на руке, а через порт — пластиковую коробку в районе ключицы — в вену, которая идет к сердцу. Во время каждой процедуры кожу протыкают специальной иглой, в которую уже вставляют капельницу. Поэтому следующим этапом мне установили порт. Это тоже операция, под местным наркозом.

Тебя отгораживают ширмочкой, чтобы ты не смотрел и не боялся, но разговаривать с врачом можно. Он тебе рассказывает: «Вот я тебя разрезаю, вот ищу вену к сердцу. О, нашел! Вставляю трубку». А тебе правда очень хочется говорить, потому что под наркозом кажется, что все классно, проблем не существует, — великолепно просто.

На следующий день ты уже приходишь на первую химию. Таким образом от диагноза до лечения проходит около трех недель, но в клинике стараются сделать все максимально быстро. У нас даже было так, что для выставления счета мне не хватало одной бумажки, но это не повлияло на начало лечения: принесите, когда хотите, заплатите, когда можете.

Немцы вообще не требуют бумаг и доказательств — всегда идут навстречу. К примеру, я получала вид на жительство. Объяснила сотруднику, что мне нужно лечение. Он воспринял это по-товарищески: «Ой, ты бедная, давай я сбегаю соберу все бумаги, поскольку ты не говоришь по-немецки я сам тебе все оформлю, я за тебя позвоню во все учреждения и все сделаю».

И так было во всем.

Германию мы выбрали еще и потому, что, как ни странно, с израильским паспортом здесь дешевле, чем в Израиле. Все лечение стоило в пределах 5 тысяч евро, я себе на поездку и то больше отложила. Деньги у нас были. Уложиться можно было бы тысяч в 20 евро — достаточно машину продать.

Подробности по теме

«Я вообще перестал бояться»: как московский татуировщик борется с лимфомой

«Я вообще перестал бояться»: как московский татуировщик борется с лимфомой

За сутки до химии нельзя есть. Считается, что так меньше будет тошнить. Хотя теоретически единственное, чего нельзя во время лечения, — грейпфрутовый сок (я не знаю почему), все остальное — по самочувствию. Хочешь кури, хочешь пей — все что хочешь. Просто ничего особенно и не хочется.

Зона, куда все приходят на химиотерапию, похожа на спа: большие кресла, свечи и аромолампы. Пациентки собираются примерно в одно и то же время, все в хорошем настроении, потому что каждая химия — это минус один пункт в плане лечения, это ближе к выздоровлению.

Читайте также:  Лекарства от рака легких: инъекции, таблетки и новые изобретения

Девчонки, в основном, правда, всем по 50–60 лет, обсуждают, у кого какие симптомы и кто как себя чувствует. Если сидеть не хочется, то можно гулять с капельницей по всей больнице. Да, немножко подташнивает и голова мутная, но ничего сверхъестественного или ужасного.

Чтобы у меня не выпадали волосы, я решила во время химиотерапии делать «охлаждающую шапку». Это новая технология, ей всего два года. Шапка большая и подсоединена ко всяким датчикам, так что с ней уже не погуляешь.

Ее надеваешь за полчаса до химии и снимаешь через два часа после ее окончания, то есть где-то семь часов ты сидишь в ней. Это самое ужасное. В ней адски холодно, прям так холодно, что это хуже любой боли, вообще чего-либо: нельзя побегать или попрыгать, чтобы согреться. Ты сидишь и замерзаешь.

Я сделала две процедуры, и у меня все равно выпали волосы. Моей подруге шапка, правда, помогла, но и она больше шести раз не выдержала.

Через два часа после EC, когда уже пришел домой, тебе становится нереально плохо. Ужасная тошнота, но тебя не рвет, сильно болят голова и мышцы, обезболивание не действует. Заснуть не можешь. Но через несколько дней все проходит.

Через неделю начинается как бы менопауза. Организм считает, что он умирает, и отбрасывает все ненужные функции — репродуктивную в первую очередь. Случаются приливы: когда тебе сперва нереально жарко, потом нереально холодно. Это достает.

После EC начался курс таксола. Его капают раз в неделю. Я пришла в клинику, приготовившись, что вот сейчас, как обычно, после процедуры мне станет плохо. Но не стало. Тошноты никакой, напротив, хочется есть и спать. После первого таксола я проспала сутки, но потом привыкла и спала как нормальный человек.

Меня все время тянуло на хлеб и сладкое. Голод жуткий, но есть можно сразу на химии — и все так и делают. В итоге за EC я потеряла 10 кг, а на таксоле их набрала.

Нормальная жизнь

Моя мама считает, что человек обязан радоваться всему и делать то, что нужно делать. Мы с мамой друзья, но при этом мне не нужна ее поддержка. Мне вообще не нужна поддержка — я и сама нормально справляюсь.

Я всегда рада видеть своих друзей, очень их люблю — ко мне почти каждые выходные кто-то приезжал. Но мне не нужно, чтобы кто-то рядом со мной сидел, смотрел в глаза и за руку держал.

Мне нужно, чтобы меня развлекли, ну в бар сводили, например.

Я много занимаюсь спортом, и химиотерапия никак на тренировки не повлияла

Когда лечишься, ты не думаешь постоянно: «О боже! У меня рак!» Нет, ты живешь своей обычной жизнью, просто время от времени приходишь на процедуры. Это входит в привычку.

Лечиться я начала в октябре, а с ноября пошла на курсы немецкого — так что четыре часа в день я учу язык. Дневник тоже веду на немецком, чтобы практиковаться.

Я много занимаюсь спортом, и химиотерапия никак на тренировки не повлияла. Сейчас я увлекаюсь кроссфитом. Тренеры все знают, что я делаю химию, но если бы я не сказала — никто бы и не заметил.

С мышцами ничего не происходит, можешь быстрее уставать, если целый день по городу гуляешь, но ты не немощный, тебе не хочется лежать целый день.

Просто мне обычно хотелось спать не в 11, а в 9 вечера.

До химии я не думала, что волосы — это важно. Подумаешь, заново отрастут. Когда они выпали, я даже обрадовалась — хоть в охлаждающей шапке мучиться не буду, с прической возиться не надо: надел шапку или платок — и хорошо. Но через какое-то время стало тяжело.

Например, когда мужчины перестали смотреть на меня как на женщину. Я привыкла, например, что прихожу в кафе, а там официант молодой. Я ему говорю: «А принесите мне это». А он мне: «Да, я принесу вам это побыстрее и еще дам конфетку к кофе». Я не специально, я так общаюсь. А теперь заигрываешь, а обратной реакции никакой. Обидно.

Я все время ходила в шапке и чувствовала, что люди смотрят и думают: «Почему ты в шапке?» Парик я купила только месяц назад, потрясающая вещь. Раньше о нем не подумала только потому, что мама сказала, что он жаркий и не удобный.

Тяжелее, чем волосы, отсутствие бровей и ресниц. Брови я все время крашу. Без них или если вообще смыть макияж, я становлюсь похожа на… как-будто у меня рак.

За время лечения я путешествовала только два раза. На рождество ездила к другу в Ганновер. Это далось с трудом, для путешествий ты все-таки очень уставший. На Новый год я хотела поехать в Мюнхен.

Но мне сказали, чтобы я дома сидела, потому что уровень лейкоцитов — иммунных клеток — был очень низким и высок риск подхватить любую болезнь. Я позвонила другу: «Вот как мне плохо. Я одна на Новый год, все поедут в Мюнхен, а я нет».

Он приехал на следующий день, но первое, что сказал: «Я так болен, пойду в аптеку, куплю ингалятор». Естественно, я заразилась.

Болеть раком очень странно. Вообще-то, ты знаешь, как ты болеешь, ты болел сто раз за свою жизнь — ты знаешь, что насморк проходит за пару дней. А тут проходит неделя, а насморк как в первый день.

Еще меняются вкус еды и запахи. Некоторые продукты перестаешь любить. Мне кажется, мозг просто какие-то странные фокусы вытворяет: на химии попила как-то фруктовый чай, после этого не переношу клубнику. То же было с имбирем или мамиными любимыми духами, которыми я тоже раньше душилась.

Выздоровление

Операцию мне делала та же врач, что и маме. За день до нее я сдала все анализы, меня снова просвечивали после введения контрастной жидкости и еще вставили проволоку в лимфоузел, чтобы во время операции найти путь к опухоли. Проволока торчала из-под мышки — это было неудобно.

Когда меня вывезли на каталке в коридор, каждая медсестра из тех, что сидят на химиотерапии (их всего 10–15 человек), подошла, обняла и пожелала удачи. В больнице в Германии вообще все постоянно обнимаются.

Рак груди – как психологически побороть страшный диагноз – Психология – Домашний

Рак груди – как психологически побороть страшный диагнозМедики не устают рассказывать о способах профилактики и диагностики рака молочной железы, делая акцент на том, что рак излечим, если болезнь выявлена на ранних стадиях, и что после лечения можно жить полноценной жизнью, быть желанной, красивой, любимой. И поэтому огромную роль в лечении, реабилитации и моральной поддержке женщины играет психолог или психотерапевт.

Помощь психолога может понадобиться сразу же, как только человек узнал о своем диагнозе. Женщина, которой сказали, что у нее рак молочной железы, переживает целую бурю сильнейших эмоций: «Этого не может быть!», «Это приговор! Сколько я еще проживу?», «Почему врачи не нашли это раньше?!», «Почему именно я?», «Как жить дальше?»… Надо ли продолжать все эти вопросы, которые мучают и днем, и ночью, оставаясь без ответа? Шок, отрицание, страх, паника, тревога, гнев на врачей и злодейку-судьбу, агрессия, апатия – о том, что творится в душе больного человека, здоровый может только догадываться. Это совсем не прибавляет оптимизма, а, наоборот, отнимает жизненные силы и энергию, которые так нужны для борьбы с болезнью.

Психолог – как спасительный мостик

Психологический настрой пациентки очень важен, и чем он лучше, позитивнее, тем эффективнее работает иммунная система, тем активнее организм борется с болезнью. Но, во-первых, далеко не всякая женщина способна оставаться оптимисткой в подобной жизненной ситуации, а, во-вторых, далеко не всегда родственники и друзья способны поддержать ее.

Не потому, что они этого не хотят, они очень хотят помочь и спасти, просто они – тоже люди, и они также, как и сама женщина, могут испытывать противоречивые чувства – от жалости, ощущения беспомощности и чувства вины до бессильной злости и обиды на несправедливость судьбы и врачей.

После осознания всей тяжести ситуации мало у кого хватает физических и душевных сил принять вызов судьбы и бороться, а не уйти в депрессию, опустив руки и оплакивая судьбу. По статистике, наиболее рациональная психологическая реакция («Да, это со мной случилось, но не все потеряно. Нужно бороться.

Даже если мне суждено прожить хотя бы полгода, я проживу это время осмысленно, с пользой для себя и моих детей, моих близких»), к сожалению, бывает не часто.

Поэтому нужен профессионал, который поможет справиться с тревогой и неопределенностью, поселившимися в душе, найдет ключ к сердцу пациентки и скажет правильные слова, которые встряхнут, дадут надежду и заставят действовать – бороться за жизнь. Узнав о диагнозе, не стоит терять драгоценное время на пустые вопросы, жалобы и стенания, надо отбросить ложный стыд и стеснение, параллельно с основным лечением, смело обращаться за помощью к психологу, психотерапевту или психиатру.

Мнение эксперта:

Ирина Морковкина, кандидат медицинских наук, врач-психиатр, член попечительского Совета ФГБУ «Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена» МЗ РФ, координатор социальных проектов «Движения против рака»:

«Главный совет, который хочу дать всем женщинам с диагнозом рак молочной железы, – во всем слушать врача-онколога и четко следовать его рекомендациям. Никаких нетрадиционных методов лечения, интернета, советов подруг и родственников.

К сожалению, очень многие женщины испытывают тревогу, страх, разные душевные состояния и не всегда доходят до врача. И обязательно обращаться к психологу, ничего постыдного в этом нет.

Во всем мире принята практика, что в период лечения и реабилитации онкобольные наблюдаются у психолога или психотерапевта».

Психологическое раздвоение

В последние десятилетия медицина существенно продвинулась в лечении онкозаболеваний вообще и рака молочной железы в частности. И благодаря применению органосохраняющих методов лечения и реконструкции груди, женщины не чувствуют себя какими-то неполноценными. Но, к сожалению, осознание диагноза и само лечение рака груди сопровождается страданиями – физическими и душевными.

Специалисты говорят, что женщина проходит через «сверхсильный» психологический стресс, переживает «двойную психическую травму». С одной стороны, она осознает, что у нее рак и для своего спасения ей необходимо перенести операцию по удалению молочной железы (мастэктомию), после следует тяжелое лечение.

А с другой – трудно смириться с тем, что операция изменит тело, лишив некой сексуальной привлекательности. После больницы, уже дома, слабую женщину настигает второй психологический шок. Перенесенная мастэктомия выбивает подавляющее большинство женщин из привычной для них общественной и социальной среды.

Такая кризисная ситуация меняет психику, жизненную позицию, взгляды на все и на всех, отношение к близким, их словам и поступкам.

Никаких драм и сдерживания эмоций

В этот сложный период формируется дальнейший образ жизни женщины в семье и обществе, поэтому основная задача врачей, психологов, родственников, друзей, коллег – помочь ей справиться со всеми навалившимися трудностями.

По мнению онкологов, микроклимат в семье во многом зависит от самой женщины и ее отношения к болезни: чем меньше она будет драматизировать ситуацию (хотя этого будет очень хотеться – давить на жалость и пенять на судьбу), тем больше у нее шансов получить поддержку семьи.

Но не стоит впадать в другую крайность и хранить молчание (как самой женщине, так и членам семьи): обсуждение проблем вслух обычно помогает снять стресс и снизить напряжение.

Как до операции, так и после всем важно сохранять положительный настрой (это один из важнейших факторов в борьбе с раком), но в то же время, не уклоняться сознательно от негативных (страха, грусти, гнева), чтобы близкие люди не боялись обсуждать свои ощущения и переживания. Искусственное сдерживание естественных эмоций лишь увеличит стресс для больной женщины и создаст лишние проблемы. Как известно, хронический стресс подавляет функции иммунной системы даже у здорового человека, что уж говорить о больном…

Жизнь после мастэктомии

Первое, что необходимо будет сделать (как бы тяжело это не было физически и морально) после операции – проанализировать свою жизнь до болезни, постараться выявить факторы, которые могли способствовать развитию рака груди и устранить их, по возможности.

Среди факторов риска есть те, повлиять на которые вполне в наших силах – курение, аборты, ожирение, стрессы, переутомление, недосыпы и хроническая усталость.

После этого каждый день, медленно, но неуклонно, возвращаться к нормальной жизни и сделать следующее:

  • • изменить режим дня;• изменить режим питания, сбросить лишний вес;• научиться снимать физические и психоэмоциональные перегрузки;
  • • обязательно следить за своим внешним видом;
  • • найти «подруг по несчастью», записаться в группу психологической поддержки, заняться просветительской общественной деятельностью – помощью онкологическим больным и их семьям.

• заниматься любимым делом;

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *